20:01 

Безумие

Vlublennaya_v_more
Я бисексуальна в выборе литературы
Безумие
Фэндом: Still Life
Персонажи: Ричард/Ожп/Виктория
Рейтинг: R
Жанры: Ангст, Фемслэш (юри), Гет, Психология
Предупреждения: Смерть персонажа, ОЖП, OOC, Насилие
Размер: Мини

@темы: Agnst, Romance, Гет, Фанфик

URL
Комментарии
2012-01-29 в 20:01 

Vlublennaya_v_more
Я бисексуальна в выборе литературы
- Ну и что ты собрался делать со своей младшей сестренкой, Ричард?
Мускулистое тело молодого мужчины распласталось на холодном полу гостиной. Неподвижные зрачки заметно расширились, а дыхание участилось. Высокие каблучки звонко зацокали рядом, и стройные ноги сделали шаг, оставляя безвольное тело между собой. Тонкие белоснежные пальчики ловко подцепили жесткую ткань обтягивающей ягодицы юбки и потянули вверх, обнажая молочную кожу и кружевную вязь чулок. Девушка мягко опустилась, оседлав напряженные бедра.
-Как не гостеприимно, братец: я едва преступила твой порог, а ты уже пытаешься накачать меня наркотой. Бабуля была абсолютно права, за тобой постоянно нужно приглядывать.
Нежные пальчики осторожно прикоснулись к смуглому лицу, лаская чуть раздраженную после бритья кожу.
-Какую игру ты затеял с малышкой следователем? Я видела ее сегодня по новостям… Хорошенькая, бойкая, пылкая…
Пухлые алые губы растянулись в усмешке:
- Наверное, и в постели она просто огонь, не так ли?
Белоснежное горло содрогнулось, золотоволосая голова запрокинулась, и девушка звонко рассмеялась:
-Приятный бонус в твоей игре… Ничего не скажешь.
Черты незнакомки вновь умиротворенно разгладились, и она словно замечтавшись, провела кончиком пальца по расслабленным от наркотического дурмана губам.
-Ты ведь умеешь быть обольстительным, братец… О да, это у тебя в крови, настоящий хищник… Бедняжка Макферсон.
Девушка словно окаменела на секунду, но внезапно встрепенувшись, вмиг оказалась на ногах. Она посмотрела на свою жертву сверху вниз и не спеша отошла к стене. Внимательно изучив аккуратные стыки декоративных бордюров, девушка легко надавила на почти невидимый выступ, и в комнате раздался щелчок.
-Хм, ты не подготовился, как следует. Это обнадеживает… Быть может, я ошибалась на твой счет, любовь моя, и ты сегодня не планировал сделать больно своей сестренке. Изящная ладонь ловко проскользнула в темноту сейфа и выскользнула вновь с блестящей добычей.
-Но, в конце концов, мы все все равно сходим с ума, не так ли? Так какая разница, когда именно? Будем считать, что сегодня мой дебют.
Маленькая фигурка вновь вернулась к обездвиженному телу и заняла свое место на крепких мускулистых бедрах мужчины.
-Да, Ричард, ты был прав. Ты всегда был прав. Безумие - наше истинное наследие. Но ты зря думаешь, что оно досталось нам только от нашего дражайшего чокнутого дедули. Нет, брат мой, оно в каждой частице нашего ДНК. Разве не была безумна наша бабка, отчаянно возжелавшая своего собственного сумасшедшего пациента? Разве женщина со здравым рассудком согласится зачать и родить ребенка от кровожадного убийцы? Нет, конечно же нет… Что уж говорить и о наших матерях? Жалкие сошедшие с ума мотыльки, летящие на свет дьявольского пламени… Их безумие-любовь, твое с дедулей – живопись , ну а я… Ты же знаешь, я всегда была неравнодушна к литературе.
Девушка хищно улыбнулась и принялась педантично расстегивать пуговицы на шелковой рубашке жертвы. Наконец, она распахнула ее, обнажив загорелую мускулистую грудь. Расширенные зрачки мужчины содрогнулись, пытаясь сфокусироваться на чем-то блестящем, сверкнувшим в хрупких женских руках.
-В конце концов, чтобы когда-нибудь закончить, нужно когда-нибудь начать, так ведь братец? Искусство… Она прекрасно! И ты станешь моим первым произведением!
Обездвиженное наркотиком тело отчаянно задергалось, пытаясь взять над собой контроль, но все было тщетно… Тонкие пальцы выудили откуда-то из тьмы серебряную маску, за которой тот час же спряталось усмехающиеся красивое лицо. В твердой уверенной руке неожиданно оказался украшенный витиеватой резьбой кинжал.
- Я новичок в этом деле, ты не будешь против, если я воспользуюсь твоим реквизитом, милый брат?


Маска и кинжал отброшены в сторону, юбка аккуратно поправлена и возвращена на свое положенное место.
-Я надеюсь, госпожа Макферсон в скором времени ознакомится с результатами моего творчества.
-Мне не хочется тебя расстраивать сестренка, но госпожа Макферсон уехала на неопределенное время в Лос-Анджелес. Так что тебе придется немного подождать ее хвалебных отзывов.
-О, ты уже можешь говорить?! Какое слабенькое «лекарство»… И как ты только успеваешь позабавиться как следует… Хотя чего уж там, ты всегда был нетерпелив. Ты из тех, кому важен результат, а не сам… Процесс. Ну ладно, любовь моя, мне ужа пора. Все-таки у меня утренний рейс. Хотела бы я пожелать тебе удачи, но думаю, разумней будет заранее передать через тебя привет нашей безвременно усопшей бабуле.
- О, не волнуйся, сестренка. Думаю, ты и сама в скором времени сможешь передать ей привет лично.
Девушка звонко смеется и тихо затворяет входную дверь.
Ричард по-прежнему лежит на полу. По его груди и бокам медленно стекают струйки алой крови. От самых ключиц до паха по его коже тянутся тонкие ровные строчки какой-то древней кельтской баллады. Он часть искусства. Он свидетель ее безумия.

Два года спустя.

На экране миниатюрная белокурая девица улыбается во весь рот. Ее талия необычайно тонка, бедра круглы, а губы налиты алой краской жизни. Она беспечно смеется в камеру и ловко уворачивается от настойчивых журналистов и их микрофонов. Анна Вероника Митч известная писательница, прославившаяся внезапно и грандиозно. У Анны Вероники такие знакомые глаза и губы, такая знакомая манера отводить в сторону взгляд и смеяться. Анна Вероника его сестра. И его больше никогда не будет, а она есть здесь и сейчас, на экране небольшого телевизора в мотеле, где на время разместилась бывший федеральный агент Виктория Макферсон. Она знает о ней все: дочь Генри Алена, единокровная сестра Ричарда Вальдеса, внучка Марка Аккермана. Живое, ходячее безумие Виктории Макферсон. Иногда бывшему федеральному агенту кажется, что сама судьба безумна. На Анну Веронику Митч было уже совершено два покушения со стороны какого-то озабоченного фанатика-психа, и дело безопасности знаменитой писательницы было доверено мисс Макферсон. Каждый день Виктория была вынуждена встречаться с этой изящной, грациозной леди совершенство и лично оценивать степень безопасности ее окружения. Раньше даже сама идея о таком времяпрепровождении повергла быв импульсивную и амбициозную Вик в ужас , но не теперь… Потому что у Анны Вероники такие знакомые глаза и губы… А еще в последние несколько ночей такие знакомые гортанные стоны и цепкие пальцы… Весь мир безумен: он был безумен, она безумна… Наверное мисс Митч тоже безумна, иначе зачем же еще так хитро смотреть в эти проклятые камеры? Зачем?!

URL
     

Лазурная пристань

главная